Главные сражения Великой Отечественной войны

Online конференция. Сюжет: 22 июня — День памяти и скорби (выдержки)

гости

  • Валерий Абатуров -Старший научный сотрудник, кандидат исторических наук Института Военной Истории МО РФ
  • Борис Невзоров — Доцент, кандидат исторических наук Института Военной истории МО РФ
  • Сергей Липатов — Заместитель начальника научно-исследовательского отдела Института Военной истории
  • Мирослав Морозов — Начальник отдела военной статистики Института Военной истории
  • Алексей Исаев — Писатель, военный историк
  • Алексей Миронов — Начальник группы — старший научный сотрудник ИВИ МО РФ

16:48 19/06/2008

Московская, Сталинградская, Курская битвы – основополагающие сражения Великой Отечественной войны. Каково значение этих битв в истории войны, не только Отечественной, но и Второй мировой? Гости конференции – сотрудники Института военной истории МО РФ: старший научный сотрудник, кандидат исторических наук Валерий АБАТУРОВ; доцент, кандидат исторических наук Борис НЕВЗОРОВ; заместитель начальника научно-исследовательского отдела Сергей ЛИПАТОВ; начальник отдела военной статистики, кандидат исторических наук Мирослав МОРОЗОВ и писатель Алексей ИСАЕВ ответили на вопросы посетителей сайта.

1. patetlao : Каковы общие потери погибшими у Красной Армии под Ржевом за весь период войны?

Валерий Абатуров: В годы войны учет потерь осуществлялся не по географическим признакам, например, «Я убит подо Ржевом в безымянном болоте…», а в соответствии с организационно-штатной структурой: за часть, соединение, объединение за определенный промежуток времени. Поэтому, на мой взгляд, ставить вопрос о количестве потерь в ходе боев непосредственно в районе Ржева или на ржевском направлении неправомерно. В каком, по вашему мнению, радиусе от Ржева надо учитывать потери советских войск: 5, 10, 50 или 100 километров? Если солдат погиб на участке местности между Москвой и Ржевом, то к каким потерям его отнести – под Москвой или под Ржевом? На мой взгляд, не важно, где погиб солдат, важно то, что он погиб за Родину, честно исполнив свой воинский долг. Пора, наконец, уйти от местнических подходов в оценке событий войны, хватит растаскивать память о войне по городам и весям. В этом смысле, на мой взгляд, возникают вопросы о выделении из общего ряда российских городов «городов воинской славы». Не завершится ли все это присвоением такого почетного наименования двум – трем десяткам городов, по весьма, между прочим, спорным и неоднозначным критериям? А остальные города после этого как именоваться будут – «воинского бесславия» или «воинского позора»? Победа в войне, между прочим, одна на всех была, общая. Может и ее поделим, будем выяснять, чей город или деревня больший вклад в нее внесли?


2. Андрей Сухоруков , Ставрополь : 1-я и 2-я («Марс») Ржевско-сычёвские операции считаются одними из самых кровопролитных, одними из самых бестолковых с советской стороны, а потому и неудачными. Так ли это? Был ли смысл в этих операциях? Если был, то какой? Только ли отвлечение немецких резервов от Сталинграда или что-то ещё? И стоило ли платить такую цену за решение этих задач? Может был смысл обходиться меньшими силами?

Валерий Абатуров: Хочется сказать о том, что ход боевых действий в течение 1942 года на ржевско-вяземском выступе, в том числе и в районе Ржева, в последние годы освещен в книгах ряда авторов. Это, прежде всего, книги С. Герасимовой «Ржев 1942. Позиционная бойня» и Д. Глантца «Крупнейшее поражение Жукова. Катастрофа Красной Армии в операции «Марс» 1942 года». Кроме того, в моей книге «1941. На западном направлении» в двух главах освещены Ржевско-Вяземская, Ржевско-Сычевская операции и операция «Марс». Полагаю, что в ней вы найдете ответы на многие интересующие вас вопросы. Начну с Ржевско-Вяземской операции зимы – весны 1942 года. В начале января 1942 г. Ставка ВГК, переоценив результаты контрнаступления под Москвой, приняла, на мой взгляд, сомнительное, не обеспеченное материально решение продолжить наступление одновременно на всех стратегических направлениях советско-германского фронта. Главный удар наносился на западном направлении, где войска Калининского и Западного фронтов, действуя по сходящимся на Вязьму направлениям, должны были окружить и разгромить немецкую группу армий «Центр». При этом они не только не обладали необходимым для наступления превосходством над противником, но и уступали ему в людях, артиллерии, танках, самолетах. И не случайно в то время командующий 16-й армией Рокоссовский отмечал, что продолжать наступление имевшимися тогда силами было нельзя, и называл это наступление бесперспективным. Но западное направление в этом смысле не являлось исключением, как известно в то время не достигли поставленных целей наступательные операции ни на северо-западе, ни на юго-западе. Таким образом, боевые действия на ржевско-вяземском направлении были не особенными, а характерными для Красной Армии в целом зимой – весной 1942 г. Теперь о Ржевско-Сычевской операции лета 1942 г. Она проводилась не спонтанно, а в соответствии с планом летней кампании 1942 г., то есть готовилась заблаговременно. При планировании боевых действий на лето Ставка исходила из ошибочного мнения, что противник нанесет главный удар в направлении Москвы, на орловско-тульском направлении. После его отражения силами Западного и Брянского фронтов предусматривалось перейти в наступление и разгромить ржевско-вяземско-гжатскую группировку врага войсками Калининского, Западного и частью сил Северо-Западного фронтов. Однако сложившаяся летом 1942 г. обстановка, когда инициативу вновь захватил противник, заставила советское командование отказаться от реализации этих далеко идущих планов. 16 июля, в то время, когда ударные группировки немецких войск уже рвались на Кавказ и к Сталинграду, Ставка поставила Калининскому и Западному фронтам задачу на проведение частной наступательной операции, получившей впоследствии название «Ржевско-Сычевская». Замыслом этой операции предусматривалось ударом Калининского фронта с севера на Ржев и Западного фронта от Погорелого Городища на Сычевку срезать верхний, северо-восточный угол Ржевско-Вяземского выступа. Своими активными действиями фронты должны были сковать силы немецкой группы армий «Центр» на западном направлении и не допустить их переброски на юг. В такие тонкости стратегических замыслов войска, конечно же, не посвящались. Они просто выполняли поставленные им задачи, прорывая заблаговременно подготовленные и эшелонированные в глубину оборонительные рубежи противника. К его разгрому и значительным территориальным приобретениям это не привело, но задача по не допущению переброски вражеских сил на юг была выполнена. Да, это привело к большим потерям в людях и технике, но подобных примеров в истории войн вы найдете множество, и говорить, как вы выразились о «бестолковых» операциях здесь не приходится. Что касается операции «Марс». Разработка замысла этой операции и ее подготовка осуществлялись Ставкой и Генеральным штабом одновременно с подготовкой операции «Уран» по разгрому противника под Сталинградом. И если с оценками «Урана» все всегда было однозначно, то «Марс» до настоящего времени вызывает прямо противоположные, полярные суждения. Некоторые историки считают, что операция «Марс» не являлась обычной в классическом понимании операцией. Ее проведение было подчинено интересам обеспечения успеха контрнаступления под Сталинградом. Другие же – полагают, что это была самостоятельная операция. А потому при ее изучении пользуются привычными подходами и критериями, рассматривая боевые действия в ней с точки зрения искусства применения сил и средств в конкретных условиях, вне связи с другими участками советско-германского фронта. К примеру, американский военный историк Дэвид Глантц свою оценку этой операции дает уже в названии своей книги: «Крупнейшее поражение Жукова. Катастрофа Красной Армии в операции «Марс» 1942 года». По мнению Глантца, операция «Марс» по уровню подготовки, по количеству привлекаемых сил и средств была не менее, а может быть и более значительной, чем операция «Уран». Что касается лично моей точки зрения, то я солидарен с Глантцем. Аргументов можно привести множество. Один из них в том, что первоначально дата начала операции «Марс» была назначена на 12 октября, когда «Уран» существовал только в замыслах. Но все-таки точку в споре может поставить только введение в научный оборот ранее не доступных для исследователей документов Генерального штаба.

Сергей Липатов: Согласитесь, не нам и не вам судить о «бестолковых» операциях. Как говорил поэт, «Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны». С точки зрения сегодняшнего дня, когда «все карты открыты», известны силы, средства и действия противника, нельзя командование Красной Армии обвинять в неудачах этих операций. При их планировании и проведении оно исходило из информации о противнике, которая была доступна ему в то время, и, естественно, видело в их осуществлении определенный смысл. В случае успеха цель этих операций могла не ограничиться только отвлечением немецких резервов от Сталинграда. О том, насколько удачным или неудачным будет решение задач и какова их кровавая цена, можно узнать только после проведения операции. Силы и средства, привлекавшиеся к операции, определялись ее целью на этапе планирования.


3. Василиса , Москва : Как вы считаете, помощь союзников после открытия второго фронта реально приблизила победу? Или мы уже могли бы победить и сами такими же жертвами и в те же сроки?

Алексей Исаев: Помощь союзников, безусловно, реально приблизила окончание Второй Мировой войны. При этом следует отметить, что помощь оказывалась и до высадки в Нормандии в июне 1944 года. Своего рода «вторым фронтом» были воздушные сражения над Германией между ПВО Третьего Рейха и стратегическими бомбардировками союзников. Необходимость вести эти тяжелые сражения в условиях численного превосходства противников отвлекала крупные силы немецкой авиации с Восточного фронта. После июня 1944 стали отвлекаться и сухопутные соединения, хотя по количеству войск Западный фронт всегда намного уступал Восточному. В отсутствии помощи союзников на земле и в воздухе победа скорее всего была бы достигнута, но большими жертвами.

Мирослав Морозов : Автор вопроса не уточняет, что он понимает под помощью союзников. Ведь помимо собственно военной помощи, которая в данном вопросе обозначена как «второй фронт», существовал еще и ленд-лиз. Когда мы говорим, что мы могли бы победить и без союзников, мы почему-то считаем, что союзники уже могли не оказывать чисто военную помощь, но Красная Армия при этом все равно продолжала бы снабжаться ленд-лизом. Роль ленд-лиза в такого рода рассуждениях сознательно или несознательно не учитывается. В то же время известно, что 80% автотранспортной техники Красной Армии по состоянию на 1944 год была представлена машинами, полученными из США. Вряд ли ведение масштабных наступательных операций, которые позволили и сокрушить нацистскую Германию, без такого рода помощи было бы возможно. Поэтому безусловно, помощь союзников реально помогала нам. И любое усилие, которое совершалось солдатами стран антигитлеровской коалиции, позволяло приблизить день долгожданной победы.


4. Ярослав , Самара : Сейчас много говорят т каких-то тайных разработках супероружия, которое немцы не успели довести до конца. Реальны ли эти слухи? И действительно ли такое оружие могло изменить ход войны?

Алексей Исаев: Так называемое чудо оружие имело в большей степени тактическое, нежели стратегическое значение. Реактивные истребители лишь в некоторой степени повысили эффективность немецкой авиации, неуклонно терявшей преимущества в воздухе. Более того, последние образцы реактивных истребителей, например, Хенкель-162, были крайне капризными и малобоеспособными в реальных условиях. Баллистические ракеты (ФАУ-2) не могли нанести союзникам потери, способные заставить их принять те или иные политические решения. Таким образом, несмотря на определенные надежды, возлагавшиеся на него руководителями Германии, чудо-оружие уже не могло изменить ход войны.

Алексей Миронов: Абсолютно согласен с мнением Алексея Исаева. Стратегическая обстановка на фронтах на момент начала использования противником новых видов вооружения, уже была такова, что финал нацистского рейха был предрешен. И даже если бы противнику удалось бы закончить разработку атомного оружия, а, как известно, работа в этом направлении велась, немцы не успели бы создать достаточного количества атомных боеприпасов для изменения ситуации в войне.


5. Петр , Петербург : Всегда было интересно, почему во время блокады грузы практически не доставлялись в Ленинград по воздуху? Понятно, что самолеты сбивали, но ведь каждый из долетевших мог бы спасти сотни людей?

Мирослав Морозов : Утверждение автора вопроса о том, что во время блокады Ленинграда грузы туда не доставлялись по воздуху, фактически неверно. Еще 20 сентября 1941 года государственный комитет обороны принял постановление «Об организации транспортно-воздушной связи между Москвой и Ленинградом». В соответствии с этим постановлением была сформирована Особая северная авиагруппа гражданского воздушного флота общим составом до 70 транспортных самолетов. В период своей деятельности до апреля 1942 года самолеты данной группы доставили в Ленинград 3600 тонн пищевых продуктов, 1273 тонны боеприпасов и вооружения, а также большое количество других срочных грузов. Другое дело, что в условиях блокады Ленинграда, когда даже по самой голодной норме, введенной в конце ноября 1941 года, населению требовалось не менее 500 тонн продовольствия в сутки, воздушный мост удовлетворить этих требований не мог. Большего количества самолетов в тот момент Ставка выделить не могла, поскольку их общее число в ВВС Красной Армии на момент начала войны было незначительным. Следует подчеркнуть и другой факт – практически за тот же период с ноября 1941 по апрель 1942 года автотранспортом по ледовой дороге жизни было доставлено 360 тысяч тонн, то есть в сто раз больше, чем самолетами. Естественно, на фоне такого большого вклада автотранспортников вклад авиаторов мог остаться рядом исследователей незамеченным. Но это совершенно не значит, что руководство страны не предпринимало максимально возможных в той обстановке мер для облегчения положения ленинградцев.


6. bezdelnik_1 , Москва. : Добрый день! Из «карты пленного» моего деда следует, что он попал в плен под Воронежем 05 июля 1942 года, именно во время начала самых ожесточённых боёв. В этой карте он указал свою принадлежность к 234 стрелковому полку. Однако по данным поисковиков никакого 234 сп под Воронежем не воевало. Я обнаружил существование в 1942 году нескольких стрелковых полков с этим номером, однако точных данных о боях какого-то из них или его подразделений найти не удалось. Архивы, в том числе и ЦА МО, ответа не знают. Родственникам очень важно установить боевой путь деда. Пожалуйста, помогите. С уважением.

Сергей Липатов: Судя по всему, Ваш дед вводил противника в заблуждение и на допросе указал вымышленный номер полка. В этом случае найти (приблизительно) номера дивизий или полков можно в ЦАМО РФ по карте обстановки на 05.07.1942, если известно более точное место пленения (село, деревня) под Воронежем. А затем можно будет искать фамилию Вашего деда в списках частей, находившихся за несколько дней до этой даты в районе указанного населенного пункта. Работа сложная, придется просмотреть документы с многими тысячами фамилий. Желаю успеха в поисках.


7. Константин , Петах Тиква, Израиль : Сохранились ли в архивах планы Советского Генштаба на 1941 г. для разных фронтов? Как планировалось действовать в случае войны на два фронта (на западе и против Японии)? Какие планы действий против Финляндии существовали?

Валерий Абатуров: В 1940-1941 годах Генштаб Красной Армии разрабатывал так называемые «Соображения о стратегическом развертывании на западе и востоке», в которых осуществлялся расчет сил и средств по направлениям, а также определялся замысел их применения. Такие «Соображения…», в частности, были утверждены в октябре 1940 и марте 1941 года. На сегодняшний день они опубликованы в книге «1941 год. Документы и материалы». К сожалению, с конкретными планами Оперативного управления Генштаба и штабов округов, которые подробно бы конкретизировали эти «Соображения…», я не знаком. К тому же возникают большие сомнения в том, что они могли быть разработаны в полном объеме до начала ВОВ.


8. Дмитрий Дударев , Зеленоград : Добрый день! 1. Первый вопрос. Скажите, пожалуйста, после того, как зимой 1942-43гг. стратегическая инициатива перешла к РККА, был ли смысл начинать Курскую битву с оборонительной операции? 2. Второй вопрос. Как, по Вашему мнению, изменился бы ход Великой Отечественной Войны, если бы мобилизационный план 41 года (МП-41) был выполнен в полной мере? (Разумеется, это вопрос относится к области гипотез, поэтому, будьте пожалуйста любезны, дать хотя бы примерный план развития событий на 1941 год.) Большое спасибо!

Сергей Липатов: Зимой 1942-43 г. стратегическая инициатива перешла к Красной Армии еще не полностью. Это подтвердило контрнаступление, которое осуществила группа армий «Юг» под командованием генерал-фельдмаршала Э. фон Манштейна против Юго-Западного и Воронежского фронтов в феврале-марте 1943 г. В результате него и образовался южный фас Курской дуги. Смысл оборонительной операции заключался в том, чтобы ведением преднамеренной обороны обескровить противника, а главное, «выжечь» танки из его мотопехотных и танковых дивизий и лишить их возможности в дальнейшем наносить контрудары по нашим наступающим войскам. Как показало дальнейшее развитие событий, расчет советского командования оказался правильным. В результате Курской битвы противник окончательно потерял стратегическую инициативу и до конца войны вынужден был постоянно отходить. При этом он хотя и наносил контрудары, но они с каждым разом слабели. 2. Мы занимаемся реальной историей. Мобилизационный план 1941 г. в полной мере выполнен не был по ряду причин. Дать гипотетический план развития событий на 1941 г. не представляется возможным, так как невозможно учесть все многообразие исторических факторов, всегда может сработать «эффект бабочки». Во всяком случае, надо понимать, что к реальной истории гипотетический план не имеет никакого отношения и теперь уже навсегда останется в области фантастики.


9. Николай , Москва : Оправданы ли по-вашему, жертвы, которые понесла советская армия во время Берлинской операции? Или упертость Сталина взять город раньше союзников привела к таким бессмысленным жертвам?

Алексей Миронов: Оправданность или неоправданность потерь в той или ной операции в ВОВ, легко обсуждать по прошествии стольких лет. Но мы забываем о том, что в то время командование исходило из тех конкретных условий обстановки, которые складывались в конкретном месте и в конкретное время, в том числе во время Берлинской операции. Сейчас перед исследователями есть открывшиеся источники, которые позволяют объективно и трезво оценивать успех или неуспех любой операции, оправданность или неоправданность потерь, а тогда была конкретная задача, которую нужно было решать. К тому же, на тот период высшее военное руководство и руководство государственное исходило из возможности заключения сепаратного мира с союзниками, заключение такого мира привело бы к достаточно серьезным последствиям, которые могли бы повлиять на весь дальнейший ход истории. Поэтом, несомненно, мы стремились как можно быстрее определить союзников, закончить войну и захватить Берлин – логово противника. Сейчас уже известно, что союзники не горели большим желанием брать берлин, опасаясь значительных потерь, а тогда наше командование такими данными не располагало.

Алексей Исаев: Необходимо отметить, что захват Берлина, а также политическая и физическая смерть Гитлера практически однозначно приводила к капитуляции всей германской армии. К началу Берлинской операции еще оставалось довольно много очагов сопротивления (группа ГА «Центр» в Силезии, ГА «Курляндии» в Прибалтике, а также ГА «Юг» в Австрии), которые продолжали вести боевые действия и наносить потери противостоявшим им советским войскам. Берлинская операция прекращала это бессмысленное и приводившее к ощутимым жертвам сопротивление.

Мирослав Морозов : Безвозвратные потери Красной Армии в берлинской операции составили 78 тысяч человек. В то же время противостоящая трем советским фронтам группировка войск Вермахта насчитывала около 1 миллиона военнослужащих. Значительная часть этой немецкой группировки имела желание фанатично сопротивляться вплоть до самого конца. Едва ли в этих условиях вышеназванная цифра потерь может восприниматься как неоправданно большая.

Борис Невзоров: Наши войска под Берлином потеряли в 12 раз меньше, чем под Москвой. Потеряли в 2,5 раза меньше, чем под Сталинградом, поэтому говорить о катастрофических потерях глупо. Война без потерь не бывает.


10. Игорь , Саранск : Гипотеза о том, что соотношение потерь в период 1941 — середина 1943 — 1 немецкий боец к 3 советским, а середина 1943- 1945 — 4немецких к 3 советским имеет «право на жизнь»? Или это ошибочное суждение?

Мирослав Морозов : Указанное в вопросе соотношение потерь представляется очень сильно упрощенным и фактически неверным. Если брать конкретные операции, то в первых операциях ВОВ, которые проводились одновременно противником в Прибалтике, Белоруссии и Западной Украине, соотношение потерь не может не поражать. Оно составляло примерно 1 : 25 – 1 : 32, к сожалению, не в нашу пользу. В ходе оборонительного этапа Московской битвы документы противоборствующих сторон о потерях позволяют сделать вывод, что они находились в пределах 1 : 10 – 1 : 12, также в пользу вермахта. В других операциях в другое время соотношение потерь очень сильно могло колебаться от указанных автором вопроса. В финальных операциях ВОВ, как было показано при ответе на один из предыдущих вопросов на примере Берлинской операции, соотношение потерь уже было 1 : 10 в пользу Красной Армии. В целом же проблема военных потерь, как по Красной Армии, так и по Вермахту, по состоянию на сегодняшний день, к сожалению, еще далека от логического завершения. Главное, о чем мы не должны забывать – что победа далась дорогой ценой и потребовала максимального напряжения от нашего народа.


11. Константин , Красногорск : Почему остается в тени самая длительная и кровопролитная битва за Ржев, ведь там погибло около полутора миллиона наших солдат и офицеров. Очень за них обидно.

Борис Невзоров: Откуда и почему появилась новая «Ржевская битва»? Отдельные региональные исследователи и краеведы в последние годы выступают с предложением по-новому взглянуть на военные действия Красной Армии, направленные на ликвидацию опасного вражеского плацдарма в центре советско-германского фронта. Например, Светлана Герасимова в своей книге «Ржев 42.Позицонная бойня». М. 2007» пишет. «На этом участке фронта в январе 1942 — марте 1943 гг. развернулась одна из кровопролитнейших битв Великой Отечественной войны — Ржевская битва. Причем город Ржев выступает в этом случае как город-символ, давший название битве, развернувшейся в пространстве Белый—Ржев—Сычевка—Гжатск—Вязьма, точно так же, как Москва дала название битве, развернувшейся на территории нескольких областей». Действительно, сражения на западном стратегическом направлении в 1941-1942 годах охватили территории Смоленской, Калининской (Тверской), Орловской, Московской, Тульской, Рязанской и других областей. Но ведь название даются не по наименованию территорий, на которых велись бои и операции, а по тем целям, которые преследовали в них противоборствующие стороны. Например, с падением Москвы Гитлер и его генералы связывали достижение конечных целей войны ? полный разгром Советского Союза. Без её взятия не могло быть никакой речи о победе над нашей державой. На первом этапе гитлеровцы пытались захватить Москву с ходу, войти в неё форсированным маршем. Не получилось! Тогда они сосредоточили свои главные силы и начали специальную наступательную операцию «Тайфун», чтобы подобно урагану страшной силы смести всё на своем пути и ворваться в Москву! Эти цели врага прекрасно понимало и советское Верховное Главнокомандование. И потому, буквально с первых дней, свое главное внимание оно уделяло Москве. Где бы враг ни наносил главный удар и не добивался какого-то успеха, основные силы Красной армии Ставка ВГК сосредоточивало под Москвой. В этой связи и вся совокупность оборонительных и наступательных сражений, развернувшихся на западном направлении, получила название битва за Москву (или Московская битва). Следовательно, главной целью всего восточного похода для Германии ? являлся захват Москвы, а для советской стороны ? не допущение её падения. Это обстоятельство и дало название Московской битве. Спрашивается, а какой была цель у врага в так называемой «Ржевской битве»? Может быть, гитлеровцы стремились захватить Ржев? Так, ведь, немцы оккупировали город еще 14 октября 1941 г. Почти одновременно с Ржевом они захватили и Вязьму, и Гжатск, и Сычевку. Как видим, целей по захвату этих городов у них не могло быть уже в принципе! Так почему же на территории образовавшегося в обороне немецких войск выступа, который получил название «Ржевско-Вяземский плацдарм» или просто «Ржевско-Вяземский выступ» весь 1942 год проходили кровопролитные сражения? Причиной тому являются следующие два обстоятельства: Во-первых, германское командование предприняло огромные усилия, чтобы не допустить разгрома войск группы армий «Центр» в ходе зимнего наступления Красной армии на западном направлении. С этой целью в её состав с 1 января по 31 марта 1942 г. было направлено 16 новых немецких дивизий и 823 тыс. человек пополнений. Кроме того, противник построил очень сильную оборону. В итоге почти годовой работы ржевско-вяземский плацдарм был укреплен практически по всему фронту. Общая глубина обороны достигала 80—100 км. Причем, немецкие войска воспользовались в своих интересах проходившими по территории выступа сооружениями ржевско-вяземского оборонительного рубежа. Он строился по приказу Ставки ВК от 14 июля 1941 г. и к началу вражеского наступления на Москву по плану «Тайфун» был готов на 40—50%. Вследствие неудачного начала оборонительной операции в октябре 1941 г. этот рубеж советскими войсками почти не использовался. Таким образом, в первой половине 1942 г. был создан мощный, оборудованный всеми средствами полевой и долговременной фортификации немецкий плацдарм. Он предназначался не только для ведения длительной и упорной обороны, но и для расположения немецких войск в исходном положении для планируемого нового наступления на Москву. В интересах решения столь важных стратегических задач, командование вермахта к началу мая 1942 г. сосредоточило на московском направлении 74,5 дивизии, или более 35% от общего их числа на всем советско-германском фронте. А к ноябрю 1942 г. в группе армий «Центр» находилось 79 дивизий, причем, все они были немецкими . А о том, насколько сильно тревожилось германское командование за судьбу этого плацдарма, свидетельствует тот факт, что от 42 до 57 дивизий группы армий «Центр», или от 53 до 72% её боевого состава, в разное время сосредоточивались на территории выступа. Приведенные здесь сведения позволяют определить плотность сил и средств — то есть, степень насыщенности территории ржевско-вяземского выступа войсками и военной техникой. Она, как известно, исчисляется количеством сил и средств на 1 км фронта. Несложные расчеты показывают, что показатели плотности немецких войск на плацдарме имели следующие значения: на одну немецкую дивизию приходилось 10—10,5 км фронта. На 1 км фронта ? в среднем 1,8 ? 2 танка, 22 орудия и миномета. Ну, а чтобы понять и оценить значение приведенных цифр, попробуем сравнить их с показателями обороны противника, например, в Берлинской операции. Там, в полосе наступления 1-го Украинского фронта, войска правого крыла вражеской группы армий «Центр» подготовили на западном берегу реки Нейсе три полосы обороны общей глубиной 30 км. При этом плотность сил и средств у немцев исчислялась следующими величинами: одна дивизия на 10 км; 2,5 танка; 10,5 орудий и минометов на 1 км фронта. Следовательно, глубина нейсенского оборонительного рубежа противника в Берлинской операции, на одном из главных её направлений, оказалась в 2,6—3,3 раза меньшей, чем была у немцев на ржевско-вяземском плацдарме под Москвой. Причем степень насыщенности обороны огневыми средствами на западном берегу реки Нейсе уступала плотности артиллерии в обороне ржевско-вяземского выступа — в 2,1 раза. Только по количеству километров, приходившихся на одну дивизию и числу танков на 1 км фронта — показатели плотности немецких группировок были примерно равными, что под Берлином, что на рассматриваемом плацдарме под Москвой. В этой связи можно утверждать — ни в одной другой операции, проводимой на территории Советского Союза, германский вермахт не имел столь мощной обороны, как была создана на московском направлении в ржевско-вяземском выступе. Опираясь на неё, немцы активизировали свои действия против советских войск под Москвой. Во-вторых, немцы, опьяненные весенними достижениями на Керченском полуострове, под Харьковом, а затем, в районе Ржева и Вязьмы, надеялись добиться успехов и в новом наступлении на московском направлении. Так, еще 24 июня Гитлер заявил: «В результате последних немецких наступательных операций противник потерял примерно 80 дивизий…Сопротивление русских может оказаться очень слабым. В связи с этим необходимо думать о том, чтобы провести наступление группой армий «Центр» на московском направлении».. Фюрер был уверен, что ожидаемые крупные успехи германских войск на юге поколеблют стратегический фронт русских и вынудят их снять часть войск под Москвой. Причем гитлеровцы не просто «думали», а перешли к практическим действиям. Активность группы армий «Центр» возрастала с каждым днем. Так, в мае-июне они осуществили три наступательные операции против войск группы генерала Белова, 39-й армии, 11-го кавалерийского корпуса и вяземских партизан операций «Ганновер 1», «Ганновер 11» и «Зейдлиц». Затем, 9-я полевая армия осуществила еще три операции: «Nordpol» («Северный полюс») в районе Нелидово, Белый, «Derfdinger» («Дерфдингер»), предусматривавшую ударом на Осташков перерезать тыловые коммуникации 3-й и 4-й ударных армий. Кроме того, немецкое командование провело наступательную операцию. «Orkan» («Ураган»), имевшую своей целью ликвидировать выступ в обороне Западного фронта в районе Юхнова, Сухиничи. Для этого противник попытался нанести два удара по сходящимся на Калугу направлениям: один из района южнее Вязьмы и другой ? из района Болхова. Однако войска левого крыла Западного фронта (10, 16 и 61-я армии) сами перешли в наступление. В ходе боев с 5 по 12 июля они нанесли ряд ударов по противнику на фронте 140 км (от Кирова до Болхова) и не только сорвали замысел врага, но и вынудили немецкое командование перебросить на этот участок танковую дивизию из резерва 4-й полевой армии, а также ? танковую и пехотную дивизии с Ржевского плацдарма (из 9-й армии). В августе?сентябре 3-я танковая армия по плану «Blucher» («Блюхер») провела контрнаступление против советских войск юго-восточнее Ржева, а 2-я танковая армия – операцию «Wirbelwind» («Вихрь») с целью спрямления линии фронта. Кроме того, 2-я танковая армия осуществила три операции против брянских партизан: «Klette» («Репейник»), «Vogelsang» («Птичье пение») и «Grunspecht» («Дятел») . Как видим, за рассматриваемый период группа армий «Центр» провела двенадцать наступательных операций на Московском фронте. Все они преследовали главную цель ? подготовить условия для захвата русской столицы. И потому нацеленная на столицу группа армий «Центр» к середине ноября 1942 г. в своем составе насчитывала 2 млн. солдат, 20,4 тыс. орудий и минометов и 3000 танков. А это значит, что противник имел здесь на 200 тыс. человек, 6500 стволов артиллерии и 1300 танков больше, чем к 30.9.1941 г., когда готовил операцию «Тайфун» по захвату Москвы. Кроме того, осенью 1942-го немцы находились к столице в два раза ближе, чем год назад. Следовательно, опасность для Москвы оставалась по настоящему реальной и осенью 1942-го. Все эти существенные обстоятельства заставили советское командование в интересах обороны столицы сосредоточить на Калининском и Западном фронтах, а также в войсках Московской зоны обороны такую группировку, которая и через год после начала вражеской операции «Тайфун» по количеству людей и боевых самолетов была равной немецкой группе армий «Центр», а по числу танков и артиллерии была больше её соответственно в 1,15 и 1,25 раза. Я вынужден столь подробно рассказывать об оперативно-стратегической обстановке на московском направлении лишь потому, чтобы рассеять заблуждения читателей и ряда авторов о наличии так называемой «Ржевской битвы. Её появление, по моемому глубокому убеждению, связано с недостатками советской военной историографии, которая в силу своей идеологической направленности оставляла в тени те события войны, где Красная армия терпела поражения или не достигала поставленных ей целей. И делалось это не историками, которых ныне обвиняют в необъективности, а теми директивными органами государства, которые бдительно следили за тем, что пишут ученые в своих исторических исследованиях. Они безжалостно выбрасывали из подготовленных рукописей все то, что не соответствовало их желанию. И от подобного вмешательства больше любого другого события минувшей войны досталось, главным образом, Московской битве. Ни одна другая битва не подверглась таким искажениям, как она. Чтобы скрыть многие её стороны, битву «завершали» и 7 января, и 25, и 31 января, и 20 апреля 1942 г., хотя сражения за столицу продолжались до 31 марта 1943 г. Именно до того момента, пока не был ликвидирован «ржевско-вяземский плацдарм» и окончательно снята угроза Москве. Ведь не случайно, и об этом пишет Светлана Герасимова, немцы называли этот выступ «пистолетом, приставленным к сердцу России ?Москве» или «трамплином для прыжка на Москву». Так почему же великую Московскую битву краеведы пытаются заменить несуществующей, мифической Ржевской «битвой»? Можно было бы как-то их понять, если бы вместо слова «битва» они использовала его синонимическое значение ? «побоище». Такой термин более точно отражал бы те огромные потери, которые понесли советские войска на территории Ржевско-Вяземского выступа. Но для Герасимовой и других краеведов, потери ? главный аргумент подтверждающий существования мифической «Ржевской битвы». К сожалению, с подобным, ничем не обоснованным подходом согласился и Центральный музей Великой Отечественной войны на Поклонной Горе. В этом музее по теме «Ржевская битва» были проведены не только две крупные военно-исторические конференции, но и отведен целый зал для экспозиционных материалов, названных то же мифической «Ржевской битвой»! С такими «аргументами» можно ожидать появление новых мифических битв, например, Ленинградскую битву могут заменить ? «Битва за Невский пятачок» или «Синявинская битва». Ведь потери в сражениях на этих территориях были огромные! Будем надеяться на более взвешенные оценки событий минувшей войны, чем это сделано ржевскими краеведами и сотрудниками музея на Поклонной Горе в интересах так называемой «Ржевской битвы».

Алексей Исаев: 1. 35-й фонд ЦАМО – это штаб ВВС. Документ, на который вы ссылаетесь, скорее всего, является одним из отчетов, поданных по итогам первых боев штабом одного из соединений. Судя по достаточно большому номеру листа (156) в том же деле могут присутствовать отчеты других таких же авиасоединений. Сейчас документы такого рода доступны исследователям, и если у вас есть возможность съездить в Подольск, то вы можете попробовать их получить и ознакомиться с ними. Также я бы вам рекомендовал попробовать посмотреть фонды перечисленных вами авиадивизий. После больших потерь они выводились с фронта, не попадали в окружение, и поэтому их документы могли сохраниться.
2. Я лично не встречал политдонесений, перечисленных мехкорпусов. Вообще, фонды механизированных соединений Западного фронта крайне бедны материалом и, скорее всего такие политдонесения попросту не сохранились. Информацию об их действиях придется извлекать из документов противника, в том числе из допросов советских военнопленных.


12. Кейстут Закорецкий , Киев : 1) На стр. 21 10-го тома сборника «История СССР с древнейших времен до наших дней» (издания АН СССР, Москва, 1973) пропечатана листовка об объявлении мобилизации с 23 июня 1941 года, но не фото оригинала, а фото копии, написанной от руки (причем грубовато). Вы не могли бы сообщить, в каком издании можно увидеть фото именно оригинала той листовки? 2) Почему мобилизацию объявили с 23 июня 1941, хотя враг уже напал утром 22 июня 1941 и каждый час был дорог для срочного пополнения войск? Спасибо

Алексей Миронов: Проведение мобилизации связано с целым комплексом широкомасштабных и сложных мероприятий. И даже принятие решения на мобилизацию требует достаточно серьезного анализа обстановки для того, чтобы правильно определить масштабы и сроки ее проведения. Поэтому объявление мобилизации спустя сутки после начала войны можно считать большим успехом Генерального штаба.

Алексей Исаев: Да, имеются прецеденты объявления мобилизации еще до фактического нала военных действий. Такой пример дает нам Польша, объявившая мобилизацию за сутки до немецкого нападения. Однако, следует иметь в виду, что объявление мобилизации, это серьезный политический шаг, и поэтому многие необходимые мероприятия по приведению войск в состояние повышенной боевой готовности проводились в Красной Армии еще до фактического объявления мобилизации.


13. Игорь : Добрый день, Была ли после войны попытка объективно оценить роль и влияние советских ВВС в ВОВ? Была ли попытка оценить реальные потери, которые ВВС нанесли Люфтваффе наземным войскам? Например, как в США USSBS. Было ли хотя бы на высшем уровне понимание, что заявленное число уничтоженных самолетов значительно превышает реальные потери ЛФ? Спасибо

Мирослав Морозов : В ответах на предыдущие вопросы уже не раз подчеркивалось сложность определения военных потерь противоборствующих сторон. Когда мы говорим о потерях в авиации на советско-германском фронте, к общим сложностям добавляется еще ряд специфических факторов. За рубежом до конца так и не восстановлены в связи с уничтожением большого количества документов люфтваффе объективные цифры потерь на протяжении последнего года ВОВ. При том, что есть отчетность, в которой установлена судьба каждого самолета в соответствии с его заводским номером, одновременно с этим зарубежные исследователи признают, что судьба примерно половины истребителей конструкции Мессершмит-109 по их заводским номерам на сегодняшний день неизвестна. Да, в Советском Союзе предпринимались неоднократные попытки в закрытых трудах оценить роль и влияние советских военно-воздушных сил в ВОВ. Но статистический материал для подобного анализа со стороны противника либо, как я уже говорил, отсутствует, либо его определить в принципе затруднительно. Ведь одни и те же немецкие затруднения в ходе одного боя могли подвергаться как ударам ВВС, так и ударам сухопутных войск. В целом понимание того, что ВВС Красной Армии не сбили 77 тысяч немецких самолетов, присутствует, , но какой именно на сегодняшний день должна быть оценка их успеха – пока еще сказать тяжело.


14. Ярослава : Меня всегда интересовало, где и когда впервые Советские войска одержали победу?

Алексей Исаев: Если говорить о победе стратегического значения, то это несомненно битва за Москву. Тогда впервые у Вермахта была перехвачена стратегическая инициатива. Если же говорить о тактических успехах, то такие имели место уже в первые дни войны. Например, в ходе танкового сражения под Дубно советские танкисты 8-го мехкорпуса захватили пленных и несколько брошенных в исправном состоянии немецких танков. Из других местных успехов лета 41-го года можно отметить удачный контрудар под Сольцами, когда в окружение на некоторое время попала немецкая 8-я танковая дивизия.


15. Фукинава : Какая битва стала началом конца для Вермахта: Курская или Багратион?

Сергей Липатов: Как ни странно, не та и не другая. Началом конца для вермахта послужила битва под Москвой. К этому выводу пришли и немецкие военные историки. В результате Московской битвы окончательно потерпел крушение план молниеносной войны. А затяжную войну экономика Германии вести была не способна. Однако вермахт был еще силен и при помощи союзников летом смог вести наступление только на южном участке фронта. Кульминацией стала битва под Сталинградом, когда стратегическая инициатива на время перешла к Красной Армии. В результате битвы на Курской дуге стратегическая инициатива окончательно перешла к Красной Армии, и вермахт вынужден был постоянно отступать. По признанию немецких военных историков, операция «Багратион» стала крупнейшим поражением немецкой армии за всю ее историю.


16. Владимир , Мисурата,Ливия : У меня чтение книг В.Бешанова оставляет горечь: неужели действительно ТАК воевали наши деды? Оправданы ли многочисленные потери? И главный вопрос Жуков — авторитарно-диктатурный маршал или действительно великий стратег ,легко кладущий для победы сотни тысяч людей? Только, чур не говорить такое было время и про приказ «Ни шагу назад!» Ваше отношение к этим взятым и невзятым безымянным высотам. Спасибо, жду откровения.

Алексей Исаев: Книги В.Бешанова в значительной степени являются не историческими, а пропагандистскими с ярко выраженной политической окраской. Поэтому их практическое значение для понимания истории войны невелико. Если же глубоко и беспристрастно исследовать даже неудачные для Красной Армии бои и операции, то становится понятно, что многие на первый взгляд нелогичные решения были оправданы сложившейся обстановкой и имеющейся информацией о противнике. «Взятые и не взятые безымянные высоты» чаще всего действительно требовали своего захвата, и примеры упорного стремления к захвату господствующих над местностью высот мы можем наблюдать у нашего противника, которого трудно упрекнуть в непрофессионализме. Из таких «безымянных высот», которые штурмовали немцы, можно отметить высоту 213 на Миус-фронте в июле 1943 года, или высоты перед передним краем обороны шестой ГВА на южном фасе Курской дуги в том же июле 1943 года.

Алексей Миронов: Что касается роли маршала Жукова в победе, на мой взгляд, она несколько преувеличена. По мнению ряда современных историков, к которым присоединяюсь и я, Жукова нельзя назвать ни диктатурным маршалом, ни великим стратегом. Несомненно, талантливый полководец, он оказался » в нужное время в нужном месте». Его исключительные волевые качества позволяли добиваться успеха во многих операциях, но они же зачатую становились причиной неоправданных потерь. Опять же хочу оговориться, что легко судить о роли полководца по прошествии многих лет. А тогда решение были продиктованы реальной обстановкой и каждый участник военных событий от рядового до маршала оценивал ситуацию со своей позиции.


17. Дмитрий , Москва : Можно ли считать, что курская битва была тем самым переломным моментом в ходе войны? Или все-таки нет? Спасибо!

Сергей Липатов: Да, это именно так. В результате Курской битвы Вермахт окончательно потерял стратегическую инициативу и вынужден был отходить. С этим выводом согласны также и немецкие военные историки.

Борис Невзоров: Так считать нельзя. Перелом в войне, это не одноактное явление, а целый процесс. Он начался в битве за Москву, и завершился Курской битвой. Маршал СССР А.М.Василевский говорил, что три главных рубежа было на этом пути: начало коренному перелому положила битва за Москву, решающий вклад внесла битва за Сталинград и завершила этот процесс Курская битва.


18. Петр : Как уважаемые участники конференции оценивают применение воздушных десантов советским командованием в ВОВ (имеются виду десанты оперативного значения с выброской целых соединений)? Почему после днепровской операции советское командование отказалось от применения крупных воздушных десантов? Было ли принято какое-то принципиальное решение по этому вопросу? Ну и до кучи (вопрос не по теме) – союзники широко использовали свои ВДВ в Европе в 1944-45 г.г. Являлось ли по мнению участников применение в.д. необходимым условием успеха, или же оно больше носило характер эксперимента с новым видом оружия?

Валерий Абатуров: За годы войны советским командованием были проведены две десантные операции – Вяземская и Днепровская. На мой взгляд, в применении оперативных десантов было больше недостатков, чем достоинств. Во-первых, не соблюдался один из главных принципов применения десанта – внезапность для противника. Из-за отсутствия необходимого количества специальных самолетов десантирование затягивалось по времени, осуществлялось разновременно, сравнительно небольшими группами, с большим разбросом по площади. А это приводило к нарушению другого принципа — массирования сил и средств на решающем направлении.  Во-вторых, десантом ставились несвойственные им, по сути нереальные задачи. Не учитывались их ограниченные возможности по ведению боевых действий без поддержки главных сил. Десантирование осуществлялось при слабой предварительной и непосредственной авиационной подготовке, а потому противник на земле не был подавлен. В-третьих, плохая организация применения десантов. В частности, разведка противника. Например, Днепровский десант был выброшен не только на район сосредоточения немецкой дивизии «Великая Германия», но и частично на позиции своих войск, которые приняли десант за врага с соответствующими действиями с их стороны.


19. Толстиков А.А. , Москва : Вопрос к А.Исаеву, возникший после чтения «Сталинграда». По вашему мнению («10 мифов») в начале войны немецкие танковые группы с легкостью прорывали нашу оборону благодаря тому, что имели в своем составе сильную артиллерию. Однако безуспешные попытки прорваться у Котлубани («бои у семафора») да и тяжелые потери в танках во время операции «Кольцо» показывают, что советским танкам даже мощная артиллерийская поддержка не помогала. В этой связи вы пишете о слабости советской пехоты. Почему в 1942 наша пехота была так неэффективна по сравнению с немецкой?

Алексей Исаев: Здесь нужно разделять особенности позиционных и маневренных сражений Великой Отечественной. В маневренных сражениях серьезное преимущество немцам давало сильное артиллерийское звено их подвижных соединений. Советские мехкорпуса по разным причинам такого сильного артиллерийского «кулака» не имели, что существенно снижало их эффективность в маневренных сражениях Позиционные сражения были трудными и кровопролитными для танков обеих сторон, несмотря на сильную артиллерийскую поддержку. Здесь уместно сравнивать эффективность немецких танковых войск не в Приграничном сражении июня 1941 г.(на рыхлом фронте), а, например. под Курском в июле 1943 г. или на Балатоне в марте 1945 г. Поставленных задач немцы в том и другом случае не достигли и понесли большие потери.


20.  Сергей : Когда и каких Ваших новых книг ожидать?

Алексей Исаев: Ближайшая книга это том «1943″ в сборнике издательства «Вече», посвященный сражению за Харьков в феврале-марте 1943 г. и оборонительной фазе битвы на Курской дуге. Следующей книгой будет иллюстрированное исследование Дубненских боев июня 1941 г. на новом качественном уровне, с привлечением немецких документальных данных.


21. Евгений , Жуковский : Добрый день. У меня вопрос к Алексею Исаеву. Алексей, в своей книге «Котлы 41-го» Вы подробно разобрали киевское сражение 41 года. Собственно, вопрос (в книге я однозначного ответа не нашел, ведь как я понял, задача была вскрыть причины поражения). Была ли возможность уменьшить количество частей, попавших в котел, путем немедленного отвода войск ЮЗФ на восток 11 сентября, т.е. в день, когда 1-я тг Клейста появилась на кременчугском плацдарме и окончательно стал понятен замысел немецкого командования, равно как и то, что противопоставить 1 и 2 тг особенно нечего? Спасибо

Алексей Исаев: Если быть точным, то танки на Кременчугский плацдарм прибыли в ночь с 11 на 12 сентября 1941 г. Данные об их прибытии могли поступить от разведчиков к командованию фронта и верховному командованию Красной армии с определенной задержкой. Это дает нам по крайней мере еще полсуток или даже сутки. В этих условиях времени на отвод войск фронта уже не оставалось.


22.  Игорь Павлов , Вязьма : Вы обсуждаете главные сражения Великой Отечественной войны. Знаю, что достаточно глупо устанавливать «иерархию» великих битв с точки зрения их значения для окончательной Победы. Тем не менее, мне кажется, что во многом определило весь ход войны сражение под Москвой. А на Ваш взгляд, какая из побед Советского Союза в ходе войны может условно считаться наиболее важной с точки зрения результата? С уважением, И.В. Павлов

Алексей Исаев: Я совершенно согласен с мнением о решающем значении битвы за Москву. Вермахт был впервые после цепочки победоносных «блицкригов» остановлен и даже покатился назад, потеряв стратегическую инициативу. Другой вопрос, что существует определение поворотных точек войны, к которым относится битва за Москву, Сталинградская, Курская битвы. Каждая из них знаменовалась изменением стратегической обстановки на советско-германском фронте. Разгром группы армий «Центр» в ходе операции «Багратион» летом 1944 г. стал крупнейшим поражением германской армии в войне.


23. Олег Юров , Подмосковье : Я правильно понимаю, что битва за Москву состоит из нескольких сражений? Какое из них было самое крупное?

Борис Невзоров: Вы понимаете правильно, битва за Москву состоит из нескольких сражений, точнее, из нескольких крупных стратегических операций групп фронтов. В период с 30 сентября 41 года по 20 апреля 42 года было проведено 2 оборонительные операции, в октябре 41 и в ноябре 41 года контрнаступление советских войск и наступление на западном направлении. Самым крупным из них явилось ржевско-вяземская наступательная операция 42-го года. Но существуют и другие точки зрения. Что битва за Москву началась с 22 июля 41 года. Маршал СССР Жуков говорил, что «фактический ход борьбы летом 41 года означал провал первого наступления немецко-фашистских сил на Москву, когда они, опьяненные своими успехами в ходе приграничных сражений, намеревались форсированным маршем сходу овладеть советской столицей. Новый цикл ожесточенных боев на западном направлении развернулся осенью 41 года». О том, как проходили события с 30 сентября 41 года по 20 апреля 42 года мы уже сказали выше. Но считать, что битва за Москву завершилась в это время – неправильно. Начиная с мая по сентябрь 42 года немцы провели на московском направлении 12 наступательных операций. Советские войска провели такие крупные операции как Ржевско-Сычевская операция 42 года, отвлекающую операция «Марс», и завершили Ржевско-Вяземской наступательной операцией 43 года, которая завершилась в конце марта 43 года. За это время советские войска дополнительно ввели 77 расчетных дивизий, а германское командование 24,5 расчетные дивизии. С учетом этого события общее количество войск, которое приняло участие в битве за Москву достигает 8 миллионов 320 тысяч человек.


24. Прокопенко Андрей : Почему во многих книгах особенно советских времен самым крупным сражением считается Сталинградская битва? Мне кажется, что это неправомерно. Меня интересует вопрос: какие трудности при изучении главных битв ВОВ чаще всего приходится преодолевать историкам? Не уничтожались ли специально сотрудниками НКВД и других силовых структур документы, относящиеся к тем событиям?

Сергей Липатов: Действительно, Сталинградская битва занимает видное место не только в советской, но и в зарубежной историографии. В результате Сталинградской битвы немецкому Вермахту было нанесено тяжелейшее поражение, в результате чего он впервые за время войны вынужден был оставить огромные территории, захваченные с большим трудом летом 1942 года. После Сталинградской битвы тяжелых кризисных ситуаций для Красной Армии уже не возникало. Многие советские и зарубежные историки считают Сталинградскую битву переломной в ходе войны. Основные трудности при изучении битв заключаются прежде всего в недостатке информации по некоторым аспектам их планирования, хода и результатов. Если не возникало опасности захвата оперативных документов противником, то они ни в коем случае не уничтожались. Если такая опасность возникала, что имело место у частей, попадавших в окружение, то документы уничтожались не сотрудниками НКВД, а работниками соответствующих штабов.

Алексей Исаев: Главными трудностями являются две взаимоисключающие ситуации – в одном случае необходимые документы отсутствуют вовсе, или данные крайне скудны, в основном это относится к лету 1941 года, иногда подобная скудость информации связано с субъективными причинами – низкий уровень ведения документации в конкретном соединении или армии. Вторая ситуация – это обилие противоречивых данных, когда на один и тот же вопрос, например, число потерянных танков, документы различного уровня дают принципиально отличающиеся ответы. Соответственно, задачей историка становится выявление истины и причин подобных расхождений. Что касается сознательного уничтожения документов, то это совершенно бесполезная акция. Более того, в интересах органов НКВД было бережно сохранять документы, компрометирующие другое ведомство. Так что можно говорить максимум об ограничении доступа к тем или иным массивам информации.

Борис Невзоров: Андрей, вы правильно выражаете сомнение. Действительно, Сталинградская битва не была самым крупным сражением. Самым крупным сражением ВОВ и всей Второй мировой войны была битва за Москву. В ней участвовало на 5 миллионов человек больше, чем в Сталинградской битве. Документы терялись в период боев, особенно, когда войска попадали в окружение, их вынуждены были закапывать в землю, сжигать, чтобы они не достались врагу. Других специальных акций по их уничтожению не было.


25.  Петр , Петербург : Сталинградскую битву мы выиграли, но ценой, сравнимой с той, что заплатили «проигравшие» немцы. Почему все наши победы обходятся нам так дорого: бездарное командование, плохо подготовленная армия или что?

Борис Невзоров: У вас неправильное представление. В Сталинградской битве безвозвратные потери советских войск составили 451,2 тысячи человек, немцы потеряли 461,1 тысяч.


26. Алексей , Москва : Насколько известно, ни СССР, ни Германия не обладала разведчиками высокого уровня в стране-противнике на начало войны. Хотелось бы все-таки понять, насколько активной была разведдеятельность и какова ее роль в нашей победе, и каких-то основных сражениях?

Мирослав Морозов : Автор вопроса не совсем верно представляет себе основные источники поступления информации о противнике в годы Второй Мировой войны. Благодаря прекрасному телесериалу «Семнадцать мгновений весны» в общественном сознании сильно преувеличена роль агентурной разведки. На самом же деле гораздо более важную роль играли различные виды технической разведки – воздушная разведка, радиоразведка, артиллерийско-инструментальная разведка, а также войсковая разведка, производившаяся разведподразделениями сухопутных войск. Роль разведдеятельности и разведорганов обеих противоборствующих сторон в годы войны была весьма значительна. И как правило, в основе любой успешно проведенной операции лежали успехи разведорганов. В то же время не следует переоценивать этот вклад, поскольку победа в бою достигалась солдатами.


27. Анна , Севастополь, Россия : Правда ли, что командование фактически бросило бойцов на погибель, а само спешно эвакуировалось из Крыма при наступлении немцев, когда стало ясно, что Севастополь не удержать? И еще вопрос: как вы оцениваете роль адмирала Октябрьского в обороне Севастополя?

Мирослав Морозов : Уважаемая Анна, то, как вы представляете себе финал обороны Севастополя, фактически неверно. Третий финальный штурм Севастополя был начат немцами 7 июня 1942 года. Лишь спустя 20 дней упорных кровопролитных боев стало окончательно ясно, что город не удержать и необходимо подумать об эвакуации оставшихся практически без оружия и боеприпасов защитников. В тех условиях, когда 29 июня ставка Верховного Главнокомандования разрешила эвакуацию, для всех было совершенно очевидно, что примерно 90 тысяч бойцов, многие их которых были ранены, эвакуировать не удастся — вся оставшаяся под нашим контролем территория на полуострове Херсонес простреливалась артиллерийским и минометным огнем, полуостров был блокирован с моря и воздуха. Фактически удалось эвакуироваться чуть более чем 12 тысячам военнослужащих. С вами можно согласиться лишь в одном, что в нарушение определенных моральных норм командование Севастопольского оборонительного района эвакуировало себя в числе первых. Роль адмирала Октябрьского, командующего Черноморским флотом и Севастопольским оборонительным районом, в организации обороны была весьма значительной. Но тот факт, что он не захотел разделить судьбу своих подчиненных, с морально-этической точки зрения большинством историков оценивается негативно.

Алексей Исаев: Следует отметить, что вывоз наиболее ценных офицерских кадров из состава окруженной группировки применялся не только советским командованием. Широко известным является тот факт, что из Сталинградского «котла» были вывезены целый ряд немецких офицеров высшего звена, включая командиров корпусов и дивизий. Среди них оказался, в частности, будущий знаменитый танковый асс граф Фон Штрахвиц.

Мирослав Морозов : Да, немцы эвакуировали свой командный состав из сталинградского котла, но командующий 6-й армией Паулюс эвакуироваться отказался.


28. Игорь , : Насколько бои летом 1942 в полосе обороны группы армий «Север» (гибель 2 ударной армии, переброска 11-й А Манштейна и Синявинская операция) и группы армий «Центр» (операции «Ганновер 1 и 2″, «Зейделиц» и «Вирбельвинд» и Ржевско-Сычевская операция — август 1942) сыграли свою роль в провале генерального немецкого наступления — на Сталинград и Кавказ? Какие причины оказывали наибольшее влияние и какие наименее?

Валерий Абатуров: Ваш вопрос ассоциируется у меня с мемуарами одного из военачальников, который писал, что в декабре 1941 года его дивизия вела наступление на мурманском направлении, тем самым оказывала помощь советским войсками, перешедшим в контрнаступление под Москвой. 2-я ударная армия погибла еще до начала летнего 1942 года наступления противника на Сталинградском и кавказском направлениях. Что касается 11-й немецкой армии Манштейна, то в ее переброске из Крыма под Ленинград, а не на кавказское направление, конечно же, прослеживается самоуверенность немецкого верховного главнокомандования. С другой стороны, получилось так, что ее переброска под Ленинград сыграла решающую роль при отражении наступления советских войск в сентябре 1942 года с целью его деблокады. Приведенные вами операции в полосе группы армий «Центр» были направлены на стабилизацию положения в тыловых районах группы армий и ликвидацию вклинений советских войск в ходе зимней кампании 1942 года. Никакого влияния на действия в полосе немецкой группы армий «Юг» они не оказали. Что касается Ржевско-Сычевской операции, то о ее роли и значении я говорил при ответе на один из первых вопросов.


29. Анна , Севастополь, Россия : Почему сверхтяжелое орудие «Дора», примененное под Севастополем, более никогда не использовалось немцами?

Алексей Исаев: Орудие «Дора» создавалось для решения очень узкой задачи – разрушения укреплений линии Мажино. После захвата линии Мажино орудие осталось не у дел, и его использование под Севастополем носило характер попытки реализовать потенциал уже созданной артсистемы. Больше аналогичных задач для него не нашлось.


30. Кирилл Андреев , Петербург : Здравствуйте! Можно ли выделить основные ошибки в тактике германских и советских войск?

Алексей Исаев: Основной тактической ошибкой советских войск в начальном периоде войны является плохое взаимодействие между родами войск: танками, пехотой, артиллерией и авиацией. Пехота отрывалась от танков, не следовала за огневым валом артиллерии, все это порождало большие потери и неудачи. Что касается германских войск, то сомнительным тактическим приемом является использование танковых соединений в первой линии наступления в ходе прорыва обороны. Это приводило к большим потерям людей и техники, ценных подвижных соединений. Если в начальном периоде войны это было еще допустимо, то в последующем приводило к неудачам немцев в крупных наступательных операциях.


31. Вера , Москва : Cколько реально танков участвовало в битве под Прохоровкой? называются цифры и в 1500, и в 1200, а иногда говорят, например, о 400 танках с обеих сторон? Каковы реальные цифры?

Сергей Липатов: Утром 12-го июля 1943 года в танковом корпусе СС насчитывалось 273 исправных танка (без учета штурмовых орудий и орудий на самоходных лафетах). В 5-й Гвардейской танковой армии, действовавшей против него, насчитывалось 669 танков и самоходных орудий.


32. Павел , Красноярск : Сражения 41 года — первой половины 43-го наиболее «популярные» среди современных историков сражения. Достаточно посмотреть на полки книжных магазинов. А что касается наступлений Красной армии во второй половине 43-го и в 44 году то тут новое «белое пятно». Большинство работ советского периода. Хотелось бы получить взвешенную деидеологизированную оценку успехов и неудач того периода.

Алексей Исаев: Период осень 1943 – 1944 год – действительно, еще ждет своего исследователя, хотя справедливости ради нужно отметить, что не так давно вышла книга, написанная под грифом «секретно» еще в 60-е годы, посвященная битве за Днепр. Со мной за одним столом в ЦАМО сидит исследователь, занимающийся в данный момент битвой за Днепр на новом историческом уровне с привлечением недавно рассекреченных документов. По событиям зимы 1943-44 годов существуют две диссертации, написанные в Институте военной истории еще в 1990-х годах.


33. Москва , Москва : Есть ли документальные подтверждения того, что самолет в иконой Казанской Божьей матери облетел вокруг Москвы в 1941 году? И если да, как по Вашему, сыграло ли это роль в исходе битвы за Москву?

Борис Невзоров: Документов, которые бы подтверждали этот факт, не обнаружено. Однако, победу под Москвой одержали люди, которые были введены в ходе битвы. Они и явились той главной силой, которая нанесла первое крупное поражение агрессору во всей Второй мировой войне.


34. Дмитрий Пригов : Какие основные события вы могли бы выделить с момента открытия второго фронта? Как-то взаимодействовали советские войска с войсками союзников? Или каждый действовал самостоятельно?

Алексей Исаев: Если говорить о событиях на Западном фронте, то это прорыв с плацдармов Нормандии в конце июля – начале августа 1944 года (операция «Кобра»), выход на границы Германии и первые бои на Западном Валу (осень 1944 года), контрнаступление немцев в Арденнах, прорыв Западного Вала и выход на Рейн (январь-февраль 1945 года), форсирование Рейна и образование Рурского «котла» (март 1945 года) и встреча советских и англо-американских войск на Эльбе. Взаимодействие, естественно, имелось, но скорее в неявном виде. И мы, и союзники проводили наступательные операции, распылявшие силы немцев между Западным и Восточным фронтом. Но в целом мы и союзники действовали самостоятельно, исходя из благоприятных условий с точки зрения состояния своих войск. Упоминаемая иногда история о преждевременном начале Вислоодерской операции в связи с наступлением в Арденнах пока ничем не подтверждается, кроме отдельных высказываний в мемуарах советских военачальников.


35. Андрей : Каковы были потери Вермахта в Ржевско-Сычевской операции лета 1942 г. и в операции Марс ноября-декабря 1942 г. Пожалуйста, укажите источник.

Алексей Исаев: По данным оберквартирмейстера 9-й немецкой армии, хранящимся в американском архиве NARA, общие потери армии в августе-сентябре 1942 года составили несколько более 50 тысяч человек. Это очень высокий для немцев уровень потерь за одно сражение.


36.  Игорь , Питер : Я так понимаю, что во всех сражения- так или иначе, принимали участие партизанские соединения. если у вас данные: сколько, где, численность. Спасибо!

Мирослав Морозов : В целом ряде операций 2-го и 3-го периода Великой Отечественной войны действительно с Красной Армией взаимодействовали партизанские соединения. Это широко подчеркивалось в монографиях советского периода, где в качестве одного из лейтмотивов постоянно фигурировал тезис о всенародной борьбе с врагом. Документы, попавшие к исследователям в последнее время, свидетельствует о том, что партизанское движение было гораздо более сложным и многоплановым явлением, чем это было принято считать ранее. Точных данных о боевом и численном составе партизанских соединений зачастую нет. Все это говорит о том, что данный вопрос предстоит еще глубоко исследовать в ходе подготовки многотомного фундаментального издания по истории Великой Отечественной войны.


37. Дмитрий Дударев , Зеленоград : Добрый день! Спасибо за подробные и квалифицированные ответы. Скажите, пожалуйста, если главный смысл Курской оборонительной операции заключался в том, чтобы «выжечь» танки из мотопехотных и танковых дивизий противника, то насколько адекватным было противотанковое вооружение Советской армии того периода? Дело в том, что я неоднократно встречал мнение, что ни советские танки, ни противотанковые пушки того периода не могли на равных соперничать с «Тиграми» и «Фердинандами». Насколько это мнение справедливо?

Сергей Липатов: Действительно, стоявшие на вооружении Красной Армии летом 1943 года артиллерийские и танковые орудия калибра 45-76 мм не могли пробить лобовую броню новейших немецких танков и штурмовых орудий. Как раз поэтому и было необходимо уничтожить большинство этих танков в обороне с выгодных противотанковых позиций за счет искусного использования противотанковых средств: из засад, выхода во фланг и т.п.

Алексей Исаев: Противотанковое оружие в июле 43 года было недостаточно адекватным, но в качестве противотанковых использовались 85-мм зенитки, которые произвели неизгладимое впечатление на немцев. . Даже после одного попадания из этого орудия танк уничтожался. Также большую помощь противотанкистам оказало введение в боекомплект противотанковой артиллерии подкалиберных снарядов. Опять же, применение авиации и противотанковых заграждений.

Завершающее слово:
Мирослав Морозов : 22 июня исполняется 67 годовщина с начала ВОВ. День памяти и скорби. В связи с этим хотелось бы напомнить всем тем, кто присылал вопросы, или следил за ходом нашей конференции, о том, что Великая Отечественная война была огромным испытанием для нашего народа. Победа в ней была оплачена большой кровью. Нужно дорожить памятью наших отцов и дедов и как можно более тактично относиться к их подвигам и боевым достижениям. Вечная память героям Великой Отечественной войны.

Валерий Абатуров: Вызывает удовлетворение, по сравнению с предыдущей конференцией 5 мая, возрастающее качество и содержание большинства вопросов. Ваш неподдельный интерес к истории ВОВ показывает, что наши исследования, написанные участниками настоящей конференции военно-исторические труды, необходимы современному российскому обществу.

Источник: http://www.rian.ru/online/20080619/111323572.html

Историческая справка

Благодарим за помощь:

Фотоматериалы:

Песни:

Как помочь:

Статьи: